Сады праведных / Хадис №1859

Сады праведных / 19.Книга, В Которой Приводятся Различные Занимательные Истории / Глава 370: (в которой приводятся) различные занимательные рассказы

1859. Передают со слов ‘Ауфа бин Малика бин ат-Туфайля, что (в своё время) ‘Аише, да будет доволен ею Аллах, передали слова ‘Абдуллаха бин аз-Зубайра, да будет доволен Аллах ими обоими, сказавшего о продаже или дарении ‘Аишей, да будет доволен ею Аллах Всевышний, (того, что ей принадлежало, следующее): «Клянусь Аллахом, либо она прекратит делать это, либо я помешаю ей!» (Услышав это), она спросила: «Неужели он (действительно) сказал так?!» (Люди) сказали: «Да». (Тогда) она воскликнула: «(В таком случае) я даю обет Аллаху никогда не разговаривать с Ибн аз-Зубайром!» Когда со времени этого разрыва (между ними) прошло уже много времени, Ибн аз-Зубайр стал просить людей заступиться за него перед ней, но она говорила: «Нет, клянусь Аллахом, я никогда не приму заступничества за него и не нарушу своего обета!» – и после (многих попыток) Ибн аз-Зубайр сказал аль-Мисвару бин Махраме и ‘Абд ар-Рахману бин аль-Асваду бин ‘Абд Йагусу: «Заклинаю вас Аллахом, приведите меня к ‘Аише, да будет доволен ею Аллах, ибо, поистине, не дозволено ей давать обет о разрыве со мной навсегда!» Тогда аль-Мисвар и ‘Абд ар-Рахман взяли его с собой, когда же они просили разрешения войти к ‘Аише, то сказали: «Мир тебе, милость Аллаха и Его благословения, можно ли нам войти?» ‘Аиша сказала: «Входите». Они спросили: «Все мы?» Она сказала: «Да, входите все», не зная о том, что вместе с ними находится и Ибн аз-Зубайр. А когда они вошли (в дом), Ибн аз-Зубайр, прошёл за занавеску, обнял ‘Аишу, да будет доволен ею Аллах, и принялся со слезами просить её (о прощении. Со своей стороны), аль-Мисвар и ‘Абд ар-Рахман тоже стали просить её снова начать разговаривать с ним и принять его извинения, говоря: «Ты ведь знаешь, что пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, запретил (мусульманам) порывать (друг с другом) и что мусульманину не разрешается покидать своего брата больше чем на три дня!» И после того, как они много раз напомнили ей об этом (запрете) и о том, что (нарушение его) является грехом, она стала напоминать им (о своём обете), плакать и говорить: «Поистине, я дала такой обет, нарушение которого (тоже) является грехом!» – (однако) они продолжали (уговаривать ‘Аишу, да будет доволен ею Аллах), до тех пор, пока она не заговорила с Ибн аз-Зубайром, а потом она отпустила на волю сорок рабов в качестве искупления за нарушение своего обета. Когда же она вспоминала об этом обете впоследствии, то всегда плакала так сильно, что покрывало её становилось мокрым от слёз (Аль-Бухари).

وَعَنْ عَوْفِ بْنِ مَالِكِ بْنِ الطُّفَيْلِ أَنَّ عَائِشَةَ رَضِيَ اللهُ عَنْهَا حَدَّثَتْ أَنَّ عَبْدَ اللهِ بْنَ الزُّبَيْرِ رَضِيَ اللهُ عَنْهُمَا قَالَ فِي بَيْعٍ أَوْ عَطَاءٍ أَعْطَتْهُ عَائِشَةُ : وَاَللهِ لَتَنْتَهِيَنَّ عَائِشَةُ أَوْ لأَحْجُرَن عَلَيْهَا . قَالَتْ : أَهُوَ قَالَ هَذَا ؟ قَالُوا : نَعَمْ . قَالَتْ : هُوَ لِلهِ عَلَيَّ نَذْرٌ أَلا أُكَلمَ ابْنَ الزُّبَيْرِ أَبَدًا . فَاسْتَشْفَعَ ابْنُ الزُّبَيْرِ إلَيْهَا حِينَ طَالَتْ الْهِجْرَةُ فَقَالَتْ : لاَ وَاَللهِ لاَ أَشْفَعُ فِيهِ أَبَدًا وَلاَ أَتَحَنَّثُ إلَى نَذْرِي . فَلَمَّا طَالَ ذَلِكَ عَلَى ابْنِ الزُّبَيْرِ كَلمَ الْمِسْوَرَ بْنِ مَخْرَمَةَ وَعَبْدَ الرَّحْمَنِ بْنَ الأسْوَدِ بْنِ عَبْدِ يَغُوثَ وَقَالَ لَهُمَا : أُنْشِدُكُمَا اللهَ لَمَا أَدْخَلْتُمَانِي عَلَى عَائِشَةَ رَضِيَ اللهُ عَنْهَا فَإِنَّهَا لاَ يَحِل لَهَا أَنْ تُنْذِرَ قَطِيعَتِي فَأَقْبَلَ بِهِ الْمِسْوَرُ وَعَبْدُ الرَّحْمَنِ حَتَّى اسْتَأْذَنَا عَلَى عَائِشَةَ فَقَالاَ : السَّلاَمُ عَلَيْك وَرَحْمَةُ اللهِ وَبَرَكَاتُهُ أَنَدْخُلُ ؟ قَالَتْ عَائِشَةُ : اُدْخُلُوا . قَالُوا : كُلنَا ؟ قَالَتْ : نَعَمْ اُدْخُلُوا كُلكُمْ – وَلاَ تَعْلَمُ أَنَّ مَعَهُمَا ابْنَ الزُّبَيْرِ – فَلَمَّا دَخَلُوا دَخَلَ ابْنُ الزُّبَيْرِ الْحِجَابَ فَاعْتَنَقَ عَائِشَةَ رَضِيَ اللهُ عَنْهَا وَطَفِقَ يُنَاشِدُهَا وَيَبْكِي وَطَفِقَ الْمِسْوَرُ وَعَبْدُ الرَّحْمَنِ يُنَاشِدَانِهَا إلا كَلمَتْهُ وَقَبِلَتْ مِنْهُ وَيَقُولاَنِ : إنَّ النَّبِيَّ صَلى اللهُ عَلَيْهِ وَسَلمَ نَهَى عَمَّا قَدْ عَلِمْت مِنَ الْهِجْرَةِ ; وَلاَ يَحِل لِمُسْلِمٍ أَنْ يَهْجُرَ أَخَاهُ فَوْقَ ثَلاَثِ لَيَالٍ فَلَمَّا أَكْثَرُوا عَلَى عَائِشَةَ مِنْ التَّذْكِرَةِ وَالتَّحْرِيجِ طَفِقَتْ تَذْكُرُهُمَا وَتَبْكِي وَتَقُولُ : إنِّي نَذَرْت وَالنَّذْرُ شَدِيدٌ فَلَمْ يَزَالاَ بِهَا حَتَّى كَلمَتْ ابْنَ الزُّبَيْرِ وَأَعْتَقَتْ فِي نَذْرِهَا ذَلِكَ أَرْبَعِينَ رَقَبَةً وَكَانَتْ تَذْكُرُ نَذْرَهَا بَعْدَ ذَلِكَ فَتَبْكِي حَتَّى تَبُل دُمُوعُهَا خِمَارَهَا . رَوَاهُ الْبُخَارِيُّ .

Отправить комментарий

Авторизация


Комментарии